June 22nd, 2008

комик

Цена, которую мы платим.

Цены на продукты питания взлетели за последние полгода на 25-75% по оценкам разных экспертов.
Это значит, россияне будут тратить на еду на 25-75% больше. Это значит, они на эти проценты стали беднее.
Цены на топливо в России наконец-то перевалили стоимость топлива в Европе.

Когда выбираешься в "Мегу", обходишь 500 магазинов - то не можешь найти нужную тебе вещь ни за дешево, ни за дорого - одежда везде однотипная, либо расчитанная на фриков. Выбора нет. Это такая конкуренция, рыночная экономика, значит.

Страна радуется футбольным победам, президент озаботился количеством телеканалов, принимаемых на селе, забыв, очевидно, об объявленном ранее повышении рождаемости. Помню, старики говорили: "Как размножались? Просто. Раньше телевизоров не было."

На голодный желудок не сильно-то и размножишься.
комик

Отлично.

name='ljqrt5390752'></div></td></tr></tbody></table></span>

</a></b></a>igorre25
2008-06-21 06:07 pm UTC (ссылка) Отслеживать
Сергей, существуют два взгляда на событие того времени.

Первый - это самоотверженная борьба советского народа против оккупантов.
Второй - это схватка двух тоталитарных государств, на которые весь мир смотрел с достаточной долей опасения.

В Советском Союзе второй вариант совсем отсутствовал. Сейчас в России о нем говорят очень мало.

Эти два взгляда - не взаимно противоречивы. По-моему, оба они верны. Но их трудно совместить в одном тексте не принизив один из них. Но мне кажется, что обсуждать оба варианта с тем что ны найти сбалансированный подход нужно.

(Ответить)(Ветвь дискуссии)


</a></b></a>sergeyhudiev
2008-06-21 09:38 pm UTC (ссылка) Отслеживать
Дело в том, мы, славяне, евреи и прочие унтерменши - сейчас живы, потому, что тогда солдаты Великой Отечественной сражались и победили. Сейчас мы пользуемся плодами их победы - не в виде богатств, территорий, славы или могущества, а в виде самой жизни. Поэтому те, кто тогда сражались и умирали, сражались и умирали за нас - и за наших потомков. В случае победы Гитлера Российская история - и как история государства, и как история народа, должна была навсегда пресечься.
И вот это обстоятельство - жить России или не жить - совершенно не принимается в рассмотрение при разговорах про "двух тоталитарных монстров". Это тип мышления, при котором Россия совершенно не воспринимается как ценность, достойная сохранения. В уравнении, где с одной стороны нацистский, а с другой - коммунистический тоталитаризм, такой член как "жить России или навсегда исчезнуть" вообще не фигурирует. Как не фигурируют и миллионы отдельных человеческих жизней.
Люди сражались не за "тоталитарного монстра"; они сражались за то, чтобы мои родители (1944 г.р) остались в живых, выросли и произвели меня на свет. Сталинский режим был в высшей степени дурным и преступным - только вот мои родители при нем выжили; генеральный план Ост возможности выживания для них не предусматривал.
Один из факторов, который нас объединяет, как народ — это то, что все мы тогда избегли уничтожения, национального и личного небытия. И вот второй подход - «два тоталитарных монстра» предполагает полное исключение себя из этих «нас», которые были спасены победой в ВОВ.
А когда люди себя ставят по отношению к стране и народу в позицию совершенных инопланетян, которых не то что благополучие, а само бытие народа совершенно не волнует, они обречены — этой своей позицией — на положение маргиналов, примерно столь же популярных, как и те дурачки, которые полагают, что добрый дядя Гитлер пришел спасти русский народ от жидобольшевисткого ига.
Понятно, если бы это был род сектанства - «да, нас все не любят, но мы стоим на том, что полагаем истиной и не можем иначе». Но люди претендуют на то, чтобы политикой заниматься, идеи продвигать — что с таких позиций просто невозможно. Эти люди маргиналы по собственному выбору — а не потому, что их теснит режим или им попался неподходящий народ. Им попался народ, который в 1941-45 гг. столкнулся с угрозой исторического небытия и с великими жертвами этой перспективы избежал. И вот рассказывать этому народу про то, что мы были тогда такие же, как немцы. И кто на кого напал в то раннее утро 22 июня 1941 года – не так уж важно - значит вызывать у этого народа резкое отторжение.

комик

Бытовой немецкий бюргер-фашизм

Вскоре после освобождения белорусского города Лиозно в 1944 году при разборе кирпичной кладки разрушенной печи в одном из домов был найден маленький жёлтый конверт, прошитый нитками. В этом конверте оказалось письмо белорусской девочки Кати Сусаниной, отданной в рабство гитлеровскому помещику. Доведённая до отчаяния, в день своего 15-летия она решила покончить свою жизнь самоубийством. Перед смертью написала последнее письмо отцу. На конверте стоял адрес: «Действующая армия. Полевая почта №... Сусанину Петру». На другой стороне карандашом написаны слова: «Дорогие дяденька или тётенька, кто найдёт это спрятанное от немцев письмо, умоляю вас, опустите сразу в почтовый ящик. Мой труп уже будет висеть на верёвке». Номер полевой почты, написанный на конверте, устарел, и письмо не могло попасть адресату, но оно дошло до сердец всех советских людей. Опубликовано в газете «Комсомольская правда» 27 мая 1944 года.



ПИСЬМО 15-ЛЕТНЕЙ ДЕВОЧКИ К. СУСАНИНОЙ С ФАШИСТСКОЙ КАТОРГИ


         «
         Март, 12, Лиозно, 1943 год.
         Дорогой, добрый папенька!
         Пишу я тебе письмо из немецкой неволи. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых не будет. И моя просьба к тебе, отец: покарай немецких кровопийц. Это завещание твоей умирающей дочери.
         Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи. Её расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил её плёткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала: «Вы не запугаете меня битьём. Я уверена, что муж вернется назад и вышвырнет вас, подлых захватчиков, отсюда вон». И офицер выстрелил маме в рот...
         Папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет, и если бы сейчас ты встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькая, мои глаза ввалились, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идёт кровь у меня отбили лёгкие.
         А помнишь, папа, два года тому назад, когда мне исполнилось 13 лет? Какие хорошие были мои именины! Ты мне, папа, тогда сказал: «Расти, доченька, на радость большой!» Играл патефон, подруги поздравляли меня с днём рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню…
         А теперь, папа, как взгляну на себя в зеркало платье рваное, в лоскутках, номер на шее, как у преступницы, сама худая, как скелет, и солёные слёзы текут из глаз. Что толку, что мне исполнилось 15 лет? Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят голодные, затравленные овчарками. Каждый день их уводят и убивают.
         Да, папа, и я рабыня немецкого барона, работаю у немца Шарлэна прачкой, стираю бельё, мою полы. Работаю очень много, а кушаю два раза в день в корыте с «Розой» и «Кларой» так зовут хозяйских свиней. Так приказал барон. «Русс была и будет свинья», сказал он. Я очень боюсь «Клары». Это большая и жадная свинья. Она мне один раз чуть не откусила палец, когда я из корыта доставала картошку.
         Живу я в дровяном сарае: в комнату мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба, а хозяйка увидела и долго била Юзефу плёткой по голове и спине.
         Два раза я убегала от хозяев, но меня находил ихний дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Я теряла сознание. Потом на меня выливали ведро воды и бросали в подвал.
         Сегодня я узнала новость: Юзефа сказала, что господа уезжают в Германию с большой партией невольников и невольниц с Витебщины. Теперь они берут и меня с собою. Нет, я не поеду в эту трижды всеми проклятую Германию! Я решила лучше умереть на родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Только смерть спасет меня от жестокого битья.
         Не хочу больше мучиться рабыней у проклятых, жестоких немцев, не давших мне жить!..
         Завещаю, папа: отомсти за маму и за меня. Прощай, добрый папенька, ухожу умирать.

Твоя дочь
Катя Сусанина…

http://stabrk.livejournal.com/176260.html 

комик

Воскресный вечер

Ах, как хорошо сейчас два историка в эфире ебут в жопу Сванидзе!
Сванидзе, которого объявили "историком-журналистом", самым дилетантским образом сыплет всеми мифами и враньем, наросшим вокруг войны.

***

Я так понимаю, что представители "цивилизованного человечества", если не смогут привить стране негативную точку зрения на роль СССР в ВОВ, обязательно постараются принять законы, замалчивающие Победу, как явление вредное и нетолерантное.