June 10th, 2021

ФБК и "Штабы Навального" запрещены в России. Унылая комедия длиною в годы закончилась



На дворе июнь, чуть больше четырех месяцев прошло с января, когда западные кураторы попытались качнуть в десятках городов России массовые беспорядки под предлогом освобождения Навального.

Четыре месяца - и от выстраиваемой годами федеральной антироссийской структуры, финансируемой из-за рубежа сотнями миллионов рублей, не осталось даже пепла. Имущество распродается, лидеры бежали за рубеж, а на судебных процессах вместо толп сторонников скучают редкие журналисты.

Примерно так просыпается государство. Заметьте, всю эту камарилью разогнали исключительно и только по закону, посредством судебных процессов. А ведь государство может действовать и по-другому, но тогда счет шел бы на дни, а не на месяцы.

Развал страны изнутри механизмами, цинично называемыми "мягкой силой", невозможен без предательства властей и элит. Потому что иначе любой Майдан закончится пшиком. Агентов влияния необходимо не только финансировать, но и всячески ограждать от закона и ответственности. У агентов влияния должен быть иммунитет, вплоть до двух условных сроков и поездок за границу с паспортом, который привезли из Администрации президента - ну вы поняли, о чем я.

У США и Европы не получилось в Белоруссии. Не получилось и в России. Примера Украины, слава богу, хватило. Но и мы, и Белоруссия - по самому краю прошли.

Это, понятно, далеко не конец. Происходящее сегодня - лишь одна страница в многотомнике, описывающем сотни лет противостояния России и Запада. Нас будут пытаться уничтожить и дальше. Но вот конкретно сегодня у них не пролезло.

Впереди у всех нас еще масса работы, если мы хотим, чтобы наши дети и внуки жили в России, а не в жовто-блакитном нищем подобии Сомали, утратившем любой суверенитет. И первое, чему нам надо научиться - это неравнодушию. Чтобы не проходить мимо песен с призывами убивать русских от разных "Хованских" и требовать законности. Чтобы не отдавать на растерзание диаспорам наших полицейских и их семьи, как это едва не произошло в Новосибирске.

Как-то так.