Лос охуенос, амиго! (los_oxuenos) wrote,
Лос охуенос, амиго!
los_oxuenos

Правильная правозащита

Оригинал взят у arguendi в Правильная правозащита


Про Ольгу Костину я уже как-то писал. Председатель правозащитного движения "Сопротивление", член Общественной Палаты. В свое время стала жертвой покушения со стороны ЮКОСа. По убеждениям - несомненный государственник, за что, наверное, и удостоилась персонального наезда Алексея Навального, когда горе-разоблачитель посвятил ей очередной свой брехливый пост.

Ольга Костина - правозащитник.

Слово по нынешним временам ругательное, чему всемерно поспособствовали многочисленные либерального толка активисты и организации, по странному единодушию решившие, что правозащитная деятельность есть нечто обязательно антигосударственное и разлагающее. А это, конечно, совсем не так. Сама по себе правозащита - явление, безо всяких сомнений, нужное. Вопрос только в том, что мы под ней пониманием. Чьи именно права и каким образом (исходя из каких соображений) собираемся защищать.

И, думается мне, именно в этом смысле Костина демонстрирует пример того, что можно смело считать "правильной правозащитной деятельностью".

Известные юристы, общественные деятели, главные редакторы крупнейших СМИ обратились к президенту России с просьбой ускорить принятие законопроекта, важного для судьбы миллионов наших граждан. Речь идет о праве каждого на защиту и помощь государства, если вдруг человек окажется жертвой преступления. Это право продекларировано в 52-й статье Конституции России. Но чтобы эта статья заработала в полную силу, необходимо принять несколько законодательных актов. То есть, создать действенный механизм реализации конституционного права. Вот об этом и просят президента.

О чем речь?

Законопроект, который предлагается поддержать Владимиру Путину, представляет собой попытку выстроить сбалансированную систему состязательного правосудия, дабы принцип равноправия сторон в уголовном судопроизводстве наконец-то заработал в полной мере. Целый блок поправок в различные законодательные акты (почти полтора десятка новелл) наделяют потерпевшего правами, которые можно будет соотнести по объему с правами подозреваемого и обвиняемого.

Со стороны может показаться, что интересы обвиняемого и жертвы преступления на период следствия и суда защищены равным образом. Даже более того - против первого (то бишь на стороне последнего) выступает вся государственная машина. И складывается ощущение, что на практике все это приводит к значительному перекосу в пользу потерпевшего. Однако, по части процессуального статуса сторон уголовного процесса ситуация совсем иная.

Ольга Костина приводит банальные примеры:

Обвиняемый начинает знакомиться с "делом" сразу же, а жертва - фактически перед судом, в конце предварительного следствия. И вдруг выясняется, что и статья уже не та, и пострадавший сам спровоцировал нападение или все произошло случайно. И многое еще чего интересного узнает. У обвиняемого есть адвокат от государства, бесплатный, а потерпевшего адвокат представляет, только в том случае, если жертва сама оплачивает его услуги. О какой состязательности в суде можно говорить?

Ежегодно потерпевшими в России становятся более 10 миллионов человек - это только по официальным данным Генпрокуратуры. А цифры, связанные с латентной преступностью, гораздо выше. Более 60% потерпевших не обращаются в полицию, предпринимая самостоятельные действия по восстановлению, как они считают, справедливости. Вплоть до самосуда. Как результат: более 10% правонарушений совершаются теми, кто уже стал жертвой преступления - люди банально пытались отомстить и по итогу сами оказались на скамье подсудимых.

Всё это и многое другое приводит к формированию негативного общественного настроения: государство нас не защищает; следствие не на нашей стороне, а оправдывает преступников; в суде правды нет. Этими чувствами подпитываются и активно раскручиваемые призывы к расширению прав граждан на огнестрельное короткоствольное оружие и на самооборону. Если говорить о более общих последствиях - отсюда же во многом проистекает знаменитый российский правовой нигилизм и недоверие к пресловутой "власти".



В интервью Ольга Костина приводит целый ряд ситуаций, остро нуждающихся в исправлении, если мы хотим действительно защитить права пострадавших от преступлений. Начиная от изменения самой методики следственных действий и заканчивая созданием системы реабилитации жертвы преступного посягательства. Так что работы в этом направлении - непочатый край. И, надо сказать те, кто хочет изменить картину к лучшему, те активно работают. Вот, например, данный законопроект почему-то все никак не может пройти 3-е, финальное голосование в Государственной Думе. Но люди не сидят сложа руки и обращаются за поддержкой к Президенту.

И, оказывается, чтобы защищать права граждан Российской Федерации, вовсе не обязательно бегать по болотным площадям и размахивать белыми ленточками, демонстрируя свою революционную ненависть к одиозной "власти". Оказывается, лучше всего это делать, как раз с властью сотрудничая - заполняя своей активностью те пустоты, что неизбежно образуются в работе государственного аппарата.
Subscribe

  • Где вы, ёбаные зоофилы?

    Чудовищные кадры пришли сегодня из Республики Башкортостан. Вчера в районе 12:00 часов в селе Сафарово к одной из жительниц в дом забежала…

  • Почему хохлы должны быть уничтожены

    Это листовка, распространяемая в воинских частях. «Зраднык» — предатель.

  • Ковид

    У сына в школе умерла учительница, 32 года, инсульт. Незадолго до этого переболела ковидом. Аналогичные случаи на производстве, две женщины, 37 и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments